Путешествие в Ловозерье. Часть 1. К Сейдозеру

очерк-воспоминание о походе на Кольский полуостров 2007 года



Путешествие в Ловозерье

Часть 1. К Сейдозеру

Москва. 0 часов 30 минут. 30 августа. Желтый свет вокзальных фонарей еле-еле разбавляет ночную мглу. Из некоторых вагонов поднимаются клубы дыма - проводники топят «титаны». В сознании возникает мысль о внезапно надвинувшейся осени. По перрону течет людская река. Она дробится на мелкие рукава, которые исчезают в проемах вагонов. Мы – тоже часть этой реки. Сейчас поток донесет нас до нужного места, и мы покинем ее течение, чтобы ненадолго оказаться в вагонной гавани. А потом, вместе с гаванью, отплывем далее. На Север. За Полярный круг. На Кольский полуостров. В Ловозерье*).

Позади – более полутора тысяч железнодорожных километров. Несколько десятков автодорожных. Мы стоим у Умбозерского рудника, начальной точки нашего путешествия. Отсюда – пешком. И с рюкзаком. Нас одиннадцать. Четверо взрослых, семеро подростков. Девять дней пути. Что ожидает нас на маршруте? Александра говорит, что грибы, ягоды, рыбалка и полное отсутствие комаров на Сейдозере, цели нашего путешествия. Она тут уже бывала. Посмотрим…

Путь идет вверх. Камни под ногами прикрыты мхами и лишайниками. Тундра все-таки. По этой подушке из простейших представителей флоры идти не удобно – нога проскальзывает, сдирая слой растительности с подстилающих камней. Что ж, выбираем путь по камням. Совсем рядом – снежник. Вскоре он уже ниже нас. А небо, с низкими свинцовыми тучами, над нами. Из туч начинает валить дождь. Ветер, резкими порывами, впечатывает капли в одежду и снаряжение. Лихорадочно достаем влагозащитные накидки и упаковываемся. Аккурат к моменту окончания процедуры дождь прекращается. Так же внезапно, как и начался. Такая вот она, погода на Севере.

Кончается и первый подъем. «Добро пожаловать в Мордор!», - весело возвещает Женька, метко характеризуя то, что предстает перед взором. Отсюда, сколько видит глаз, выровненная платообразная поверхность гор сплошь завалена разновеликими камнями. Картина серая и унылая. Ее дополняют низко несущиеся серые облака. И дорога, оставленная когда-то геологами. Тянется ее нитка к перевалу Геологов же. Нам туда. Там запланирован первый ночлег на маршруте. Вода – в виде снега. Дров нет. Нет, собственно, и ночи. За Полярным кругом в это время года Солнце не садится за горизонт. Но ночевать надо. Организм требует отдыха.

998 метров над уровнем моря. Ровняем площадки в камнях. За снегом, то есть водой, отправляемся метров за триста, в верховья цирка1) с озерком. Снег не снег, а фирн 2), жесткий и холодный. И, вот уж чего тут не ожидали увидеть, - комары. Не много, но вот поди же, летают… Кстати о комарах: их, пока, не много и нас они не «достают». Как-то будет дальше?

Утро встречает нас солнцем и сильным ветром. Тучи, по-прежнему, несутся низко, иногда накрывая нас собою. В такие моменты кажется, что вокруг туман, но это самое что ни есть настоящее облако! Его можно потрогать рукой. Завтракаем, собираем лагерь и двигаемся в путь, навстречу ветру, новым впечатлениям и встречам.

Первым «встретился» скальный бугор со сломанным флюгером и неслабым ветром. Ветровой поток настолько тугой, что на него можно слегка опереться. Забавляемся, пытаясь «лечь» на воздушную струю или изображая «плавание» в бешено несущейся воздушной реке. Разговаривать бесполезно – гул ветра такой, что в полуметре ничего не слышно.

Однако, пока мы забавлялись с ветром, заметно похолодало! Скорее рюкзаки на спины и вперед. В движении согреваешься, а холодный «фен» становится даже кстати. Преодолевая пространство и встречный ветер, идем в сторону перевала Северный Тавайок. С него, красивейшей долиной одноименной реки, мы должны выйти к цели нашего путешествия – священному озеру саамов3), Сейдозеру. Кстати, вот редкий вид: справа просматривается Умбозеро, слева – Сейдозеро. Старожилы утверждают, что такое редко можно увидеть. Туман частый гость в горных тундрах. Гораздо более частый, чем ясно солнышко. Нам везет!

Но Фортуна девушка непостоянная. Только что было переменно облачно, а сейчас… Сквозь плотную мглу, сквозь порывы ветра и секущие лицо капли дождя, пробираемся почти на ощупь. Путеводная нить, дорога геологов, выводит в никуда. То есть туда, куда не надо. Пройдя по ней изрядное количество километров и часов, обнаруживаем, что спустились совсем в другую долину, не Тавайока. Так, только этого нам не хватало! Ориентируемся, насколько это возможно, и пытаемся вернуться на верный маршрут. Для этого взбираемся наверх, на водораздел, пересекаем его, спускаемся и… снова оказываемся в бассейне Умбозера. Что за чертовщина?! Сил и желания повторить попытку выбраться в нужное место, у нас нет. Решаем ставить лагерь и пережидать непогоду. Благо есть для этого все необходимое: запас времени, площадки, дрова, брошенные геологами, и вода, опять в виде снега.

Утро встречает нас дождем. Капли барабанят по тенту палатки. Внутри палатки сухо, а в спальнике еще и тепло. Вылезать не хочется. Время у нас в запасе есть (а в самом деле, куда девать запасные дни, которые как раз и предусмотрены на случай такой вот непогоды?). Полярный день сейчас буквально нескончаем, идти можно хоть круглые сутки. Спешить некуда. Будем ждать. Ну, хотя бы немного. Вдруг прояснится.

«Прояснилось» только с завтраком, - пока мы нежились в спальниках, дежурные его приготовили и зовут к костру. Отлично! Сейчас поедим, и будем собираться. Пока соберемся, глядишь и распогодится.

На завтрак была каша. Не важно какая. Наши подростки-«бройлеры» сметают со стола все, что туда подают. Мы как-то подсчитали: трое девочек и одна наша женщина съедают максимум по одной поварешке. Руководитель, в силу своих средних лет, большого опыта и большого же запаса собственного «подкожного питания», ограничивается двумя. Оставшееся количество пищи, примерно 6 литров, съедают оставшиеся шесть человек! И не наедаются!

Меж тем закончился и завтрак и непогода. Вернее сказать закончился дождь. Как долго будет относительно сухо – неизвестно. Поэтому, пользуясь выдавшимся «окном», быстро собираем лагерь.

Теперь компас в руки и вперед, и вверх, а там… А там мы выходим к туру4), к сломанному, искореженному ветрами, ржавому триангуляционному5) пункту. Вокруг, попрежнему, сочащаяся моросью серовато-белесая масса облаков. Видимость – 10-15 метров. Ищем записку. Ну, так принято у туристов, - пришел на перевал (вершину), загляни в тур, найди записку предшественников и оставь «потомкам» свою6). Заглянули, нашли, но это мало нам помогло. Да, да, признаться мы очень надеялись, что найдя записку, мы сможем поточнее сориентироваться. Нет, мы, ко-нечно, примерно знали, где находимся и куда нам идти, но в той ситуации хотелось еще какого-то подтверждения своим догадкам. Подтверждения не нашли. Ладно, проехали. Будем полагаться только на свои силы. И снова компас в руки, и снова в путь.

Путь вел по водоразделу. Плавно понижаясь, мы снова спускались в долину. Только какую? Не видно ни зги! По нашим расчетам это должна быть долина, ведущая к Сейдозеру. Движемся медленно и, вдруг, справа, в разрыве облаков, открылись дальние дали. Мы буквально бросаемся в ту сторону, к ближайшему холму, мешающему разглядеть местность. Рюкзака на плечах как будто и нет. «Рысачим» по камням, взбираемся на холм, видим озеро и застываем в изумлении. Ну, что за чертовщина! Это опять не Сейда. Просто заколдованное место! Кружим тут уже второй день, и ни как не выйдем из этого круга. Что же, не верить карте, компасу и себе? Что же происходит?

- А ну-ка, отойди с компасом от меня подальше. Все-таки у меня в рюкзаке железа разного предостаточно, - говорю я Александре.

Она отходит. Стрелка компаса тут же поворачивается на 90 градусов! О, как! Забыли, забыли мы старую туристскую истину, - при ориентировании отойди с ком-пасом от всего железного (читай – магнитного) подальше. Вот и сыграло это наше «железо» с нами злую шутку. Вот и куролесили мы, наматывая километры и нарезая круги! Теперь все ясно. Нам – туда. Туда, это значит перпендикулярно к нашему прежнему курсу. Туда, это значит к перевалу, который становится виден, потому что уходят облака, раздуваемые ветром. Туда, это значит к Сейдозеру, Сейде, как его часто называют меж собою туристы.

Перевал Северный Тавайок. Большая группа молодежи из Питера сидит на перевале. Ищут тур, ищут записку. Почему-то не находят и мы предлагаем им написать записку от своей группы. Разговорились. Оказывается, это группа глухих. Только двое руководителей не имеют дефектов слуха. Это, конечно, накладывает отпечаток на процесс подготовки и проведения путешествия, но какие же ребята молодцы! Дружная команда, все жизнерадостные и прямо светятся счастьем. Одни чувствуют себя нужными, другие – ощущают всю полноту жизни. Напоследок ма-шем им рукой и желаем легких рюкзаков и хорошей погоды. Им – к Умбе, нам – к Сейде.

И вот, наконец, долгожданный спуск. Начинается он со снежника, из которого тонюсеньким ручейком талой воды начинается исток реки Тавайок. Мы уже вторые сутки не видим текущей воды и поэтому, первым делом, припадаем к ручью, торопливо и с аппетитом утоляя жажду. Напившись вволю, двигаемся дальше. Снежник сменился каменными плитами, ручей стал более полноводным и говорливым. Впереди, внизу, видно небольшое озеро в скальной чаше, и уходящая к Сейдозеру долина с крутыми скальными стенами.

Проходим мимо скального сброса. Ручей ссыпается с него россыпью брызг, образуя мини водопад. Путь становится круче. Скачем по скальным блокам, местами покрытым скудной травой и лишайниками. Теряя высоту, наблюдаем, как растут скальные стены ущелья вокруг нас, а под ногами появляется сплошной травяной покров. Вот и озеро в скальной чаше. Вода исключительно прозрачная. Скальные берега круто уходят вниз, в голубую глубину. Дна не видно. Из озера вытекает уже маленькая река, полноводная и достаточно мощная.

Пейзаж коренным образом изменяется – мы попадаем в зону криволесья. Карликовая березка и заросли ивы скрывают камни и корни, сильно затрудняя наше движение. Продираться приходится буквально на ощупь. К тому же в большом количестве стали появляться комары. Если бы не ветер, напористо дующий вверх по долине, спасу от них, наверное, не было бы.

Река образует каскады перекатов и водопадов. Иногда она «прижимает» нас к тому или иному берегу, и тогда мы переправляемся на другой. Тропы, как таковой, нет, хотя следы пребывания человека попадаются то тут, то там. Вот кто-то бросил консервную банку. А здесь остатки ко-стрища.

Криволесье сменяется «нормальным», высокоствольным лесом. Тут царство березы и мхов с лишайниками, которые сплошным ковром укрывают всю почву. Еще ниже по долине – царство хвойных деревьев. Как у Визбора: елки тянутся к небу свечками… но только тропа уходит не в туман, а все дальше и дальше в лес, вперед, к недалекому уже Сейдозеру. Все чаще приходится преодолевать заболоченные участки, все чаще попадаются переправы через многоводные притоки. Лес становится поистине дремучим, с упавшими деревьями, свисающими с ветвей космами лишаев, густым травяным подлеском. Тайга. Медвежий угол. Так и кажется, что кто-то наблюдает за тобой из чащи. Тут ведь, между прочим, взаправду водятся медведи, а так же росомахи, и эти, как их, а, вот, - йети!

Но, чу… об этом потом, возле вечернего костра. Расскажем сказку для впечатлительных детей, а так же их родителей. Расскажем и о других чудесах и тайнах сего места. Тех, к которым волею случая нам удалось прикоснуться. Потому, что вот оно – Сейдозеро. Священное озеро саамов. Вот блестит водная гладь, проглядывая сквозь листву. Мы пришли к тебе, Сейда!


Игорь Очеретяный,
сентябрь-октябрь 2007 г



*) Если точнее, то наш поход мы именовали походом в Хибины. Под этим общим термином туристы понимают систему низкогорных хребтов (максимальная высот 1201 м над уровнем моря, г.Юдычвум-чорр) расположенную в самом центре Кольского полуострова. В свою очередь этот горный район подразделяется на два других, достаточно обособленных подрайона, именуемых Хибинским и Ловозерскими тундрами. Разделяет их обльшое озеро - Умбозеро.

Так вот, наш поход целиком и полностью проходил по территории Ловозерских тундр. Отсуюда и название - Ловозерье.


1) Цирк – чашеобразное углубление в верховьях горной долины. В высокогорье, - часто заполненное снегом или льдом.
2) Фирн – состояние снега, промежуточное между собственно снегом и льдом. Отличается от снега крупнозернистой структурой и большей плотностью.
3) Саамы – самобытная народность севера Европы, компактно проживающая на территории современных России, Финляндии, Швеции и Норвегии. Другое наименование – лопари.
4) Тур – пирамидка из камней, сооружаемая туристами на перевалах, вершинах, иногда при тропах. Служит как ориентир, а так же как место хранения контрольной записки (см. дальше).
5) Триангуляционный пункт – обычно – бетонная тумба с возведенной над ней металлической треногой. Устанавливается геодезистами на самых приметных высотах местности. Служит для топографических съемок, различных геодезических измерений и ориентирования на местности.
6) Контрольная записка – записка установленной формы, оставляемая туристами и альпинистами в контрольных турах на местности. Служит одним из фактов подтверждения посещения данного пункта туристской (альпинистской) группой. Содержит, помимо всего прочего, указание наименования места, где установлен контрольный тур.


Создан 15 дек 2009



  Комментарии       
Всего 2, последний 4 года назад
victorinox 15 сен 2012 ответить
У меня тоже есть ножик Викторинокс.
X-TUR 16 сен 2012 ответить
:) Отличные ножи! Для путешественников - просто Супер!!! :)
Имя или Email


При указании email на него будут отправляться ответы
Как имя будет использована первая часть email до @
Сам email нигде не отображается!
Зарегистрируйтесь, чтобы писать под своим ником
ТК "ИКС-Тур", г.Днепропетровск, 2011